Пролетая над Парижем. Почему протест французских "желтых жилетов" стал символом заката старой Европы


Крупнейшее за последнее десятилетие масштабный протест во Франции против повышения цен на топливо и введения новых налогов, вошедший в историю как "желтые жилеты", стали, на мой взгляд, одним из последних мазков в картине под названием "Закат старой Европы".

Сотни задержанных и раненых, есть погибшие. Рейтинг президента Эммануэля Макрона, всего год назад считающегося чуть ли не спасителем нации и новым лидером даже не Франции, а всей Европы, практически раздавлен. Правительство Эдуара Филиппа пошло навстречу требованиям демонстрантов и ввело мораторий на повышение цен на топливо на следующие полгода.

Но протестующие, почувствовав слабину, от экономических перешли к политическим требованиям, требуя уже даже не отставки правительства, а называя имя своего кандидата на его нового главу (экс-начальника Генштаба генерала Пьера де Вилье, который в прошлом году подал в отставку, не согласившись с решением Макрона сэкономить 850 млн евро, выделенных на оборону).

Впрочем, "желтые жилеты" не стали чем-то совершенно новым для Франции. Париж всегда был в эпицентре демонстраций, забастовок, бойкотов и антиправительственных выступлений, связанных в основном с социально-экономической политикой власти. Кто бы при ней не находился. Французы легки на подъем (благодаря мощным профсоюзам), а акции протеста – это часть их политической культуры.

Нынешние протесты "желтых жилетов" стали логическим продолжением еще весенних забастовок бюджетников, ставших первым довольно неприятным сюрпризом для (казалось бы) всеобщего любимчика Макрона и в итоге стали важнейшим событием не только для Франции, но и Европы в целом.

Уклад, сформировавшийся после смерти Шарля де Голля, канул в Лету, а Макрон, вероятно, последняя попытка старого мира сопротивляться новому времени и попытаться адаптироваться к нему. Уступки его правительства "жёлтым жилетам" лишь ослабят его позиции и усилят консерваторов и популистов.

Этот бой "желтые жилеты" выиграли, однако война продолжается

Мораторий на повышение налогов правительство установило на полгода – аккурат к завершению выборов в Европарламент. От их результата будет зависеть, можно ли после этого предпринять вторую попытку, или же ситуация в ЕС будет слишком сложной для этого. Время и поддержка населения не на стороне Макрона.

По последним социологическим данным, 72% французов поддерживают требования "желтых жилетов". Однако при этом 85% населения осуждают насилие и погромы в столице. А это значит, что Макрон может некоторое время разыгрывать карту безопасности, но очень скоро он должен дать ответ на непростой вопрос: "Что дальше?". И не только он. Но и вся Европа.

По сути, она сейчас переживает глубокий и комплексный кризис, связанный с тем, что старый порядок, служивший много лет, уже не работает. Под давлением глобальных проблем Евросоюз взял курс на реформирование старой институциональной базы, которая уже не в состоянии реагировать на новые вызовы. Проблема усугубляется еще и тем, что внутри ЕС нет единого видения дальнейшего развития Европы. У всех собственные планы и собственные идеи реформ.

В идеологическом плане Европа подошла к пределу устойчивости своей морально-этической базы, выстраиваемой десятилетиями после Второй мировой войны. Ценности и нормы, ставшие основой Евросоюза (к которым, кстати, часто апеллирует Украина), тают на глазах по мере подъема национал-популизма.

Кризис представительской демократии и либеральной идеологии, возведенный в квадрат избранием в США Дональда Трампа, стал совершенно очевиден после миграционного кризиса, который фактически подорвал основные принципы ЕС, связанные с политикой открытых дверей, защитой прав и свобод человека, предоставления политического убежища. Возникли альтернативные модели поведения – например, идея "нелиберальной демократии" в Венгрии.

Париж и Берлин наиболее остро ощущают на себе кризис в ЕС, являясь его ядром. Череда парламентских выборов в Европе свалила одно либеральное правительство за другим. Великобритания покидает ЕС…

По сути, Германия, Испания и Франция остаются одними из последних оплотов старых традиционных элит в Западной Европе. Пока еще остаются. Поэтому "топливные протесты" в Париже необходимо, на мой взгляд, рассматривать сквозь призму двух других процессов этой недели: местных выборов в Испании и избрания нового лидера Христианско-демократического союза в Германии.

Выборы в испанском регионе Андалусия завершились тем, что в региональный парламент впервые за много десятилетий прошла правая партия. Это продемонстрировало тенденцию к постепенному закату привычного для испанцев левоцентристского уклада, сформировавшегося после смерти Франциско Франко в 1975 году.

Выборы нового лидера ХДС в Германии станут началом конца эпохи Меркель и по сути – более чем 70-летнего правления в стране христианских демократов, удерживавших баланс после Второй мировой войны на базе постоянного экономического роста. Как только эти элементы немецкого благосостояния пошатнулись, изменились и электоральные предпочтения населения. Оно и само поменялось: новое поколение не помнит, что было 70 лет назад, и почему так получилось, что блок ХДС\ХСС и социал-демократов преобладал много лет.

В любом случае, независимо от исхода борьбы старой и новой Европы, мы будем наблюдать постепенное угасание привычной политической среды в ней, и очень показательными в этом смысле будут выборы в Европарламент в следующем году.


Источник: “https://focus.ua/opinions/414078/”

Полковнику никто не пишет ...

а нам пишут.

01865 524 8503