Аферы ФСК ЕЭС и его главные коррупционеров – Мурова, Мураткина, Гончарова

У виновника каждой катастрофы всегда есть конкретные имя, фамилия, отчество. Сегодня, когда в Крыму остались без электричества 1,9 млн человек, необходимо понимать, почему это произошло и кто именно должен нести ответственность.

После референдума в Республике Крым, то есть почти два года назад, угроза энергоснабжению полуострова со стороны Украины была вполне очевидна. Чтобы соединить энергосистемы новых субъектов федерации и континентальной России, требовалась прокладка кабеля через Керченский пролив. Весной 2014 года начался поиск заказчиков, исполнителей и операторов проекта, в том числе рассматривались «Российские сети», ФСК «ЕЭС» и «Интер РАО».

Благодаря авторитету директора Федеральной Службы Охраны, генерала армии Евгения Мурова была выбрана компания ФСК «ЕЭС», которой руководит его родной сын Андрей Муров. Президент России Владимир Путин поручил Мурову-младшему не затягивать проект и любой ценой добиться успеха.

Велись переговоры с производителями подводных кабельных систем - Nexans (Норвегия), PrysmianGroup, LSCable & System (Южная Корея) и Marubeni (Япония). Изучались варианты на базе кабелей 500, 330 и 220 кВ в однофазном и трёхфазном исполнениях. В итоге планировалось использовать уже проверенную схему на базе кабелей с изоляцией из сшитого полиэтилена на напряжение 220 кВ.

Все компании представили свои предложения, всем были выданы корректировки, проведены переговоры, получены предварительные подтверждения о готовности изготовить, доставить и проложить через пролив кабельную систему. За базовый вариант был взято решение норвежской Nexans в трёхфазном исполнении, на его базе проект прорабатывался силами «ЭНЕКС» - филиал ОАО «ЮжВТИ» с субподрядом ОАО «ДальЭнергоСетьПроект» (дочерняя компания ФСК «ЕЭС»).

Подобное исполнение казалось комфортным Андрею Мурову, поскольку при минимуме собственной работы он получал гарантированный норвежцами результат и широкие возможности по завышению сметы. Тот факт, что компания Nexans находится на территории блока НАТО и может подвергнуться политическому давлению, портил радужные перспективы, а потому не принимался во внимание. В итоге к концу августа 2014 года стало ясно, что не только Nexans, но большинство других производителей будут вынуждены отказаться от крымского проекта из-за санкций США и Евросоюза. Резервным вариантом для Мурова должна была стать южнокорейская LSCable & System, которая при поддержке заказчика выиграла с выбранной компанией-поставщиком тендер, подписала контракт и готовилась начать производство. Но в самый последний момент к владельцам корпорации обратились из посольства США в Сеуле, поставка была сорвана.

Андрею Мурову пришлось запрашивать китайских промышленников, переговоры и работу начать заново, а запуск энергомоста отложить почти на год.

В январе 2015 года руководители ФСК «ЕЭС» вылетели с визитом на два завода компаний ZTT (Китай) и Orient (Китай), где получили первые впечатления и бюджетные предложения о поставке. По возвращении в Москву были оформлены вызовы на встречи представителей обеих организаций в первых числах февраля - китайские коллеги с радостью приехали и успешно доложили о своих возможностях. В рамках этих визитов проводилась предварительная проверка технической и финансовой состоятельности компаний - потенциальных поставщиков, которую те прошли.

Казалось бы, производители найдены, вопросов по компетенциям нет. Можно, пусть даже с многомесячным опозданием, начать спасать Крым от назревавшей украинской блокады. Но здесь возникла проблема - с ZTT и Orient не удалось урегулировать ситуацию с откатами так, как хотелось российским заказчикам. В результате последовали активные неофициальные переговоры между приближенными Андрея Мурова и рядом возможных компаний - генеральных подрядчиков («Технопромэкспорт» и других), а также все тех же потенциальных производителей. Каждый из участников переговоров стремиться навязать себя любыми способами, включая фальсификацию опыта и данных.

Пока Андрей Муров лихорадочно метался между разными решениями, из Кремля на него стали давить по срокам запуска проекта. Поэтому генеральным подрядчиком и производителем были спешно выбраны совершенно неожиданные для специалистов структуры, первыми сумевшие договориться с ФСК «ЕЭС» о теневых финансовых вопросах. Как пишет издание RusCable.ru, речь шла о малоизвестном ООО из РФ и компании JiangsuHengtongHVPowerSystem (Китай). Эти фирмы лоббировались, несмотря на очевидные недостатки и связанные риски. Таковыми являлись, во-первых, отсутствие у генерального подрядчика реального опыта самостоятельной прокладки подобных кабелей, техники и необходимого персонала. Во-вторых, отсутствие у производителя какого-либо опыта серийного производства подводных кабелей напряжением выше 35 кВ, и в принципе силовых, необходимого оборудования и испытательной базы, собственного производства аксессуаров и предоставления фирменных услуг. И, в-третьих, невозможности финансового обеспечения сделки обоими компаниями.

В середине февраля Hengtong при поддержке Мурова презентовал свои совместные решения в Москве, а в марте коммерческая и техническая инспекции заказчика посетили завод в Китае. И, что намного более важно, совершенно секретно 5 марта 2015 года представители ОАО ‘ЦИУС ЕЭС’ и JiangsuHengtongHVPowerSystem подписали прямой договор о поставке решений в Крым, без какого-либо тендера, основания или распоряжения. По данным агентства «Интерфакс», предельная стоимость всех работ составила 47,66 млрд руб. с НДС в ценах 2015 года, которые будут выделены из госбюджета.

Получив гарантию по учету его неформальных интересов, Андрей Муров попытался переложить ответственность за последствия на министра энергетики Александра Новака и его старших коллег, включая военные круги.

Технические риски были отнесены к компании ‘НТЦ ФСК ЕЭС’, которая не располагала квалификацией для оценки способности производителя и подрядчика выполнить проект. Авторитетной и признанной со времен СССР организацией, в данный момент единственной компетентной на территории России и СНГ, чьи специалисты участвуют в профильных комитетах Международной электротехнической комиссии (МЭК) и Совета по большим электрическим системам высокого напряжения (СИГРЭ), остается Всероссийский научно-исследовательский проектно-конструкторский и технологический институт кабельной промышленности. Этот институт без объяснения причин был отстранен Андреем Муровым. Из опасения огласки вся документация по крымскому проекту оформлялась в секретном режиме.

В итоге китайский кабелеукладчик с китайской командой на борту начал прокладку энергомоста не прошлым летом, а в октябре 2015 года. В декабре должна быть сдана первая очередь энергомоста, которая, к сожалению, не сможет решить вопрос обеспечения полуострова энергией даже наполовину. Вторую очередь сын генерала Мурова предлагает крымчанам ждать при свечах до лета 2016 года. Сам Андрей Муров к тому моменту планирует сменить должность и занять место генерального директора «Российских сетей» Олега Бударгина, против которого ведет масштабную аппаратную интригу.

Борьба с коррупцией в России стала притчей во языцех. Громкие лозунги и призывы объединить свои силы в борьбе с главной угрозой российской экономике звучат беспрестанно. Меры, предложенные Президентом, одобряют все, включая и крупный бизнес, которому коррупция якобы очень мешает нормально развиваться и выйти на устойчивый мировой уровень.

Валерий Гончаров, который является Членом Правления ПАО «ФСК ЕЭС», с Президентом Путиным не согласен абсолютно. Он считает, что климат российской экономики не соответствует тому, чтобы хранить в России деньги, но он (климат) идеально соответствует созданию мошеннических схем по получению незаконной прибыли огромных размеров и выводу денег в офшоры. С Гончаровым полностью согласен его коллега по цеху Мураткин Александр Михайлович (ООО «Ленэлектромонтаж»).

Начиная с 2013 года и до настоящего времени, группой Мураткина реализуются схемы незаконной деятельности в сфере строительства объектов электроэнергетики, заказчиком по которым выступает исключительно ПАО «ФСК ЕЭС».

Активным участником и основным исполнителем, обеспечивающим преступные замыслы внутри ПАО «ФСК ЕЭС», является первый заместитель председателя правления Гончаров Валерий Анатольевич, давний партнёр Мураткина еще с начала 2000-х годов со времени работы в тарифной комиссии Санкт-Петербурга.

Под фактическим руководством Гончарова в ПАО «ФСК ЕЭС» сформирована устойчивая группа из числа высших должностных лиц компании, обеспечивающих финансовое, инвестиционное, банковско-контрольное сопровождение преступных схем, а также коррупционное взаимодействие с должностными лицами Министерства энергетики Российской федерации для сокрытия результатов преступной деятельности в результате проводимых проверок целевого использования бюджетных инвестиций, выделяемых ПАО «ФСК ЕЭС» в рамках инвестиционной программы.

Коммерческие организации, непосредственно возглавляемые Мураткиным (ОАО «Энергостройинвестхолдинг», ООО «Сетьстройсервис», ООО «Инжиниринговый центр «Энерго»», ООО «Ленэлектромонтаж», ООО «Рубеж-РемСрой»), на мнимых конкурсных условиях, сформированных Гончаровым, в интересах только этих организаций, получали многомиллиардные договоры подряда (на указанный период с 2013 года - более 100 млрд. Рублей), под выполнение которых в коммерческих банках оформлялись кредиты и гарантии банковского обеспечения.

В рамках договоров подряда должностные лица ПАО «ФСК ЕЭС» по указанию Гончарова выдавали авансы фирмам Мураткина не менее 30 процентов, и таким образом, с учетом полученных денежных средств банков на счета подрядчиков уже в момент начала работ поступали авансы в размере от 50 до 70 процентов от объема строительства.

Подрядные организации Мураткина заключали многочисленные договоры субподряда, причем, как правило, не непосредственно с производителями или поставщиками оборудования, а через контролируемые Мураткиным фирмы - посредники или фирмы-однодневки, вследствие чего стоимость импортного оборудования для ПАО «ФСК ЕЭС» превышала стоимость оборудования по таможенной декларации в 2-3 раза, а в налоговые органы предъявлялся к возмещению умышленно сформированный таким образом НДС. В отличие от других государственных стратегических компаний, Гончаровым принимались решения об отказе от использования документов таможенного оформления при определении цены поставки и об уплате оборудования по цене последнего посредника. Кроме того, именно по указанию Гончарова в ПАО «ФСК ЕЭС» был внедрён механизм полной оплаты оборудования подрядчику только по факту поставки без оформления документов на передачу его в собственность ПАО «ФСК ЕЭС», что позволяло подрядчику одновременно использовать одно и то же, уже оплачено ПАО «ФСК ЕЭС», в качестве залога в банке по предоставленному кредиту на покупку этого же оборудования (например, ООО «Сетьсройсервис» в ПАО «Промсвязьбанк» и ООО «Русинжиниринг» в ПАО «Инвестбанк»).

После получения авансов фирмы Мураткина принимали у субподрядчиков часть оборудования и работ, расплачиваясь с ними не более чем на 20-30 процентов, после чего передавали эти работы в счет погашения части аванса в ПАО «ФСК ЕЭС». После этого Мураткин покидал возглавляемую им фирму-однодневку (ООО «ИЦ Энерго», ООО «Сетьстройсервис», ОАО «ЭСИХ»), передавая ее своему доверенному лицу для проведения процедуры управляемого банкротства по упрощённой процедуре или ликвидации.

Гончаров, обеспечивал досрочное расторжение договоров со стороны ПАО «ФСК ЕЭС» с подрядчиками как раз накануне их банкротства, при этом существенно занижая фактические объемы работ и оборудования выполненные на объектах субподрядчиками. Это позволяло подрядчикам банкротам снижать задолженность перед субподрядчиками.

После расторжения опять же по мнимым конкурсам Гончаров заключал с новыми подрядчиками Мураткина (ООО «Ленмонтаж» и ООО «Рубеж-РемСтрой») договоры на завершение работ, по этим объектам повторно включая объёмы работ, фактически выполненные предыдущими подрядчиками, но не принятые Гончаровым при расторжении.

Похищенные в результате двойного объема работ денежные средства в виде бюджетных инвестиций ПАО «ФСК ЕЭС», также как и ранее выданные авансы, выводились на подконтрольные Мураткину офшорные компании с целью их дальнейшего присвоения в интересах группы лиц Гончарова-Мураткина. Впоследствии, Гончаров предлагал коммерческим банкам коррупционные схемы сокрытия нанесенного в результате подобной деятельности ущерба в обмен на отказ от обращения в правоохранительные органы: ПАО «ФСК ЕЭС» не предъявляет иски к банкам по банковским гарантиям, а банки не истребуют у ПАО «ФСК ЕЭС» заложенное у них оборудование и добиваются возврата кредитов только в рамках дела о банкротстве через реестр кредиторов.

По полученным в результате оперативных разработок материалам удалось установить связи Гончарова с рядом высокопоставленных сотрудников целого ряда коммерческих банков, с которыми были достигнуты соответствующие договорённости о легализации названных условий: «Зенит», «Глобэкс», «Банк Москвы», «Внешпромбанк». Имеющиеся материалы позволяют оценить ущерб нанесенный коммерческим банкам в размере 6 млрд. рублей, в отношении ПАО «ФСК ЕЭС» подтверждённый документально ущерб превысил 14 млрд. рублей.

Кроме того, в результате хищения Мураткиным и Гончаровым через ООО «ИЦ Энерго» в 2014-2015 годах денежных средств ПАО «ФСК ЕЭС» в сумме 500 млн. рублей, перечисленных за поставку на подстанцию Томмот в Якутии энергетического оборудования корейского производства фирмы Хюндай, представителями корпорации Хюндай через Министерство иностранных дел Республики Корея направлено заявление в МВД России о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц ПАО «ФСК ЕЭС» и ООО «ИЦ Энерго», а также подготовлен меморандум от имени Президента Республики Корея на имя Президента РФ, который будет передан во время их личной встречи на Тихоокеанской конференции в сентябре 2016 года. Очевидно, что после этого у Президента появятся большие вопросы к Председателю правления ПАО «ФСК ЕЭС» Мурову. Могло ли так быть, что Муров не знал, что его сотрудники, применяя преступные схемы, используют деятельность компании ПАО «ФСК ЕЭС» в целях личного обогащения.

Хочется отметить, что преступная деятельность велась подопечными Мурова не одни год и ее, учитывая суммы, трудно назвать незаметной. Более того, мошенническая деятельность Гончарова и Мураткина давно обрела скандальную славу и привлекла внимание правоохранительных органов. Кто же ответит перед президентом за вышеперечисленные преступные деяния?

Мост к аферам?

Захваченный силовиками зампред правления «Федеральной сетевой компании Единой энергетической системы» (ФСК ЕЭС) считается правой рукой Андрея Мурова. Гончаров подозревается в мошенничестве в особо крупном размере при строительстве энергомоста в Крым.

Дело может касается сделки 2014 года. Тогда начался поиск заказчиков, исполнителей и операторов проекта керченского энергомоста. В итоге была выбрана компания ФСК «ЕЭС», которой руководит родной сын уже бывшего главы ФСО Андрей Муров.

5 марта 2015 года представители ОАО «ЦИУС ЕЭС» и JiangsuHengtongHVPowerSystem подписали прямой договор о поставке кабелей в Крым, без какого-либо тендера (!), основания или распоряжения. По данным ряда СМИ, предельная стоимость всех работ составила 47,66 млрд руб. с НДС в ценах 2015 года, которые были выделены из госбюджета!

Китайский кабелеукладчик с китайской командой на борту начал прокладку энергомоста не летом 2014 года, а в октябре 2015 года. В итоге четвертая ветка энергомоста в Крым была запущена только в мае этого года. Задержка стала причиной внимания общественности и силовиков к ситуации.

Теперь господину Мурову, по всей видимости, придется ответить.

Ответный удар Бударгина?

Отметим, что 80,13% акций ПАО «ФСК ЕЭС» находятся во владении материнской компании ОАО «Россети». Еще 0,59% акций принадлежат Росимуществу. Остальные 19,28% акций - у миноритарных акционеров. Фактически это означает, что глава «Россетей» Олег Бударгин может в любую минуту снять Мурова со своего поста. Но чиновник долгое время побаивался подчиненного, ведь его отец - генерал Евгений Муров, обладающий огромным влиянием - был главой ФСО. В том числе, на Владимира Путина. Об этом хорошо известно господину Бударгину. Правда, Путин недавно отправил Мурова в отставку, и ситуация кардинально поменялась.

«Ленэнерго»

А ведь ранее доходило до того, что ФСК, руководимая Муровым, начала судебный процесс с «Ленэнерго» из-за долга около 3,5 млрд рублей. «Ленэнерго» принадлежит «Россетям». Иск был подан из-за того, что якобы «Ленэнерго» из-за недорегулированности своих тарифов в прошлые годы, которые устанавливал городской регулятор, не смог заплатить ФСК ЕЭС, стоимость услуг которой утверждается на федеральном уровне. Получается, ФСК должен предъявлять претензии правительству Петербурга.

Но несмотря на то, что Смольный не снимает с себя ответственности и обещает компенсировать выпадающие доходы «Ленэнерго» объемом 22 млрд рублей к 2020 году, ФСК фактически хочет обанкротить компанию.

Если сказать по-другому, решили подчистить «делишки» в «Ленэнерго» и, похоже, афишировать или доводить до расследования деятельность компании из акционеров никто не хотел.

В апреле этого года Муров представил стратегию развития электросетевого комплекса Дальнего Востока лично Владимиру Путину, хотя формально подчиняется глава ФСК «Россетям» - перепрыгнул через голову Бударгина.

Тогда, по заверениям Андрея Мурова, ФСК способна без потери прибыльности инвестировать в длинные проекты развития Дальнего Востока 42% из 490 млрд руб. инвестпрограммы ФСК на 2016-2020 гг. Муров очень хотел занять место Бударгина. Но… совсем недавно убрали с поста главы ФСО отца Андрея Мурова Евгения Мурова. Говорят, что причиной стало покровительство высокопоставленного служащего своему сыну. О чем якобы доложил в Кремль Бударгин. Другими словами Муров-младший хотел выйти из-под контроля Бударгина. Но теперь вряд ли у него что-либо получится.

Светлее не станет

Господин Бударгин, скорее всего, вскоре выживет Мурова-младшего и предоставит силовикам необходимую информацию. Но это только конфликт двух людей. Структура лучше от этого работать не станет.

Более того, стоит напомнить, что Бударгин возглавлял ФСК (предшественника «Россетей») с 2011 по 2013 годы. За это время объем финансовых нарушений в ФСК составил 900 млн рублей. К такой оценке пришли сотрудники Контрольного управления президента РФ. Более того, на ФСК приходится 72% нереализованного строительства по всей структуре «Россетей».

Пока ФСК руководил Бударгин, ОАО «ФСК ЕЭС» активно привлекало деньги через облигационные займы, при этом около 100 миллиардов рублей из общих 184 миллиардов составляют средства «Внешэкономбанка», который, в частности, управляет пенсионными накоплениями россиян.

За Бударгиным водится репутация «прожигателя жизни». Выяснилось, господин Бударгин, будучи главой ФСК, не скупился на «личные прихоти», которые оплачивались за счет бюджета. К примеру, бывший топ-менеджмент ФСК взял в долгосрочную аренду на 7 лет элитный самолет Bombardier. С учетом обслуживания и прочих определенных контрактом платежей аренда Bombardier обошлась ФСК в 1,3 миллиарда рублей.

Отметим и то, что «Россети» ведут фактически антисоциальную деятельность, подрывая экономики целых регионов. Например, в конце 2015 года подконтрольная «Россетям» МРСК потребовала 24 млрд рублей у Красноярского края. Такая сумма может поставить в предбанкротное состояние регион.

Компания оценивает в такую сумму якобы недополученную тарифную выручку в 2010-2013 годах, когда регулятор считал Красноярский алюминиевый завод ее клиентом. Отметим, МРСК Сибири владеет распределительными сетями в Сибирском федеральном округе, контролируется «Россетями» (55,6%). Убыток за первое полугодие 2015 года составил 1,3 млрд руб. против прибыли 1,28 млрд руб. в 2014 году.

Структуры «Россетей» фактически заполучили компании ООО «ЭнергоТрест» (Тверь), подвергшиеся незаконному уголовному преследованию, начатому по инициативе ПАО «МРСК Центра». И, из-за претензий ПАО «МРСК Центра» руководители ООО «ЭнергоТрест» Потехин, Шадрин и Конченков были арестованы и помещены в СИЗО, где находятся уже второй год.

Как писали СМИ, за атакой на «ЭнергоТрест» якобы стоит ПАО «Российские сети», которым руководит господин Бударгин. Лояльные господину Бударгину специалисты из ФГБОУ ВО «НИУ «МЭИ» составляют предвзятые экспертные заключения, якобы доказывающие вину руководителей ООО «ЭнергоТрест». Как выяснилось, в экспертные заключения МЭИ представители «Россетей» даже ставят свои корректировки.

Можно вспомнить и ситуацию, когда представители ООО «ЭнергоТрест» были уверены, что ПАО «МРСК Центра» с помощью уголовного преследования хочет заполучить активы региональных сетевиков. В ряде случаев руководители силовых ведомств помогают подчиненным Олега Бударгина решать их собственные проблемы.

Генеральный директор ПАО «МРСК Центра» Олег Исаев ведет атаку на руководство «ЭнергоТреста», заручившись поддержкой заместителя начальника Следственного департамента (СД) МВД России Олега Даньшина, с которым Исаев проходил службу в органах военной прокуратуры.

Возвращаясь к задержанию Гончарова. Участники политического процесса говорят, что ситуация связана именно с тендером для китайцев. Есть информация, что Муров-младший нажился на этой сделке. И, похоже, прихватили Гончарова, чтобы выяснить это. Если данные подтвердятся, то Мурова ждет не только отставка, но и арест.

Строителя крымского энергомоста просят расплатиться

Как стало известно ‘Ъ’, Александр Мураткин - глава ООО ‘Ленэлектромонтаж’, выступающего подрядчиком строительства энергомоста из Кубани в Крым,- может стать фигурантом уголовного дела о крупном кредитном мошенничестве. Сам бизнесмен считает, что претензии Промсвязьбанка на 1 млрд руб., должны быть предъявлены не ему, а фирме, которую он продал.

В доследственной проверке, которую по требованию Моспрокуратуры проводит полиция, речь идет о кредитовании в октябре 2013 года группы компаний ‘Сетьстройсервис’ (ССС), принадлежавшей Александру Мураткину. Рассчитывая получить кредитную линию в Промсвязьбанке, бизнесмен сообщал, что с ее помощью планирует достроить гидроэлектростанцию на реке Мтквари в Грузии. Он представил в банк проект договора с заказчиком строительства - ООО ‘Мтквари ГЭС’ и опять же предварительный договор о поставке его фирмам гидросилового и гидромеханического оборудования с ЗАО ‘Гидроэнерготехноинвест’ (ГЭТИ). Кроме того, ССС, по словам заемщика, собирался возвести высоковольтную ЛЭП от ТЭЦ-2 во Владимирской области по заказу Центра инжиниринга и управления строительством при ОАО ФСК ЕЭС.

С октября 2013 по июнь 2014 года Промсвязьбанк, получивший в качестве обеспечения доли Александра Мураткина в его компаниях, перечислил ССС 1,427 млрд руб., причем еще в процессе строительства третья часть займа была возвращена. Однако руководители ССС, как полагает представляющий интересы Промсвязьбанка адвокат бюро ‘Закон’ Елена Кабанова, таким образом лишь ‘создали видимость намерения погашения кредита, чтобы завуалировать свои преступные действия’.

Как выяснилось позже, заказ на строительство ЛЭП бизнесмен Мураткин действительно получил, причем заказчик - ФСК - даже перечислил ССС аванс в размере 120 млн руб., которые были израсходованы на проектные работы. В процессе согласований выяснилось, что линию нужно будет вести в обход культурно-исторического заповедника ‘Боголюбовский луг. Храм Покрова на Нерли’ и ее длина в связи с этим увеличилась с 7 км до 22 км. Соответственно, выросла и предварительно оговоренная с заказчиком смета, но это не смутило подрядчика - ССС, как полагают представители Промсвязьбанка, на ‘кредитные’ деньги расчистил полосу отвода ЛЭП, установил опоры и натянул провода.

Заказчик почему-то узнал об изменениях в проекте лишь в мае 2014 года, когда линия была практически построена. В ФСК выросшую смету не одобрили и объявили новый конкурс на строительство ЛЭП, в котором ССС проиграл другому претенденту - одному из подразделений ООО ‘Ленэлектромонтаж’ (ЛЭМ). На счета победителя конкурса и была переведена оплата за уже выполненные работы в размере более 400 млн руб. Между тем единственным владельцем ЛЭМ тогда, как утверждают юристы ‘Закона’, был сын Александра Мураткина Максим. В итоге родственники, как полагает кредитор, могли снять деньги со счетов подконтрольной фирмы и поделить их.

С ООО ‘Мтквари ГЭС’ Александр Мураткин не стал заключать даже договор на выполнение работ, поэтому и необходимость в покупке оборудования отпала. ССС отправил в ГЭТИ аванс 200 млн руб., но посредник, вместо того чтобы разместить заказ на профильном заводе ОАО ‘Тяжмаш’, перевел эти деньги в ООО ‘Нефтепромэкология’. Эта фирма, как утверждают представители Промсвязьбанка, не имела никакого отношения к гидросиловому оборудованию, специализировалась на торговле топливом, а принадлежала приятелю Александра Мураткина Андрею Денисюку.

Вскоре после этого бизнесмен Мураткин сообщил кредитору о своем намерении продать Андрею Денисюку и всю группу компаний ССС. Холдинг на тот момент оставался должен Промсвязьбанку чуть более 966 млн руб., причем принадлежащие Александру Мураткину доли в обществе были заложены в качестве обеспечения, однако покупатель Денисюк пообещал не только взять на себя долги ССС, но и выступить в дальнейшем поручителем по кредиту. Промсвязьбанк не стал возражать против продажи, но свои деньги обратно так и не получил. Более того, новый хозяин ССС объявил о банкротстве компании.

Юристы банка усмотрели в действиях Мураткина и Денисюка признаки мошенничества и подали соответствующее заявление в УВД Центрального административного округа (ЦАО) Москвы. В полиции, правда, посчитали, что конфликт относится к сфере хозяйственных споров и должен решаться в арбитраже. Юристы тогда обратились с жалобой в прокуратуру, которая сочла их аргументы обоснованными. В своем постановлении заместитель прокурора ЦАО Андрей Нестеров отменил результаты проведенной проверки, назвав их незаконными. Надзор предписал полицейским дополнительно проверить обстоятельства инцидента, заново опросить всех его участников, получить выписки по движению средств через их лицевые счета и принять решение ‘в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства’.

Как полагает управляющий партнер ‘Закона’ Дмитрий Стасюк, деньги, выданные Промсвязьбанком на обеспечение производственной деятельности ССС, прокручивались через цепочку аффилированных с Александром Мураткиным фирм и обналичивались. В связи с этим адвокат обратился в Росфинмониторинг, который сейчас изучает операции по счетам заемщика, его родственников и партнеров. Результаты этой проверки будут переданы в полицию.

Александр Мураткин, являющийся сейчас председателем совета директоров ‘Ленэлектромонтажа’ (выступает одним из подрядчиков строительства энергомоста в Крым), пояснил ‘Ъ’, что строит объекты энергоснабжения уже более 30 лет и постоянно пользуется кредитами. Обычным делом стало и получение займа в Промсвязьбанке. ‘Моя тогдашняя контора (ССС.- ‘Ъ’) со штатом 1100 человек функционировала безотказно и эффективно, как автомат Калашникова,- пояснил бизнесмен.- В работе на тот момент находились десятки крупнейших социально значимых объектов. Чистая прибыль фирмы за 2013 год составила 380 млн руб., поэтому мошенничать с кредитными деньгами мне не было никакого смысла. Проще было их отдать и заработать новые’. Однако в сентябре того же года, по данным строителя, ему пришлось делать тяжелую операцию на сердце в Швейцарии, после которой он решил отойти от дел и продал 74% своих долей в ССС Андрею Денисюку. Партнеры перед сделкой провели аудиторскую проверку фирмы, а Александр Мураткин, по его словам, лично позвонил всем кредиторам ССС и сообщил им о смене собственников компании.

Покупатель, однако, хотел получить полный контроль над фирмой, поэтому в июне 2014 года именно Андрей Денисюк уговорил руководство Промсвязьбанка позволить ему выкупить у прежнего владельца оставшиеся 26% ССС - те доли, которые находились в залоге по кредиту. Более того, в отличие от Мураткина, Денисюк еще и поручился за кредит как частное лицо. ‘Таким образом, всей строительной и финансовой деятельностью ССС с осени 2013 года распоряжается другой человек,- пояснил Александр Мураткин.- А банк почему-то до сих пор пытается получить свои деньги с меня’. Получить комментарии от Андрея Денисюка ‘Ъ’ не удалось.

Интересно, что в похожей ситуации оказался и Газпромбанк, предоставивший ССС кредиты примерно в то же время и под те же самые проекты, что и Промсвязьбанк. Правда, эта финансовая структура обратилась с заявлением в УВД Юго-Западного административного округа Москвы, и там было возбуждено уголовное дело о ‘мошенничестве в особо крупном размере’ (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении ‘неустановленных руководителей ССС’.

Энергетический отмыв Мурова-Гончарова

Журналисты агентства «Руспрес» ранее публиковали расследование о том, как сын бывшего директора Федеральной Службы Охраны Евгения Мурова сорвал строительство энергомоста в Крым. Андрей Муров-младший, будучи главой компании ФСК ЕЭС, из-за личных финансовых интересов провалил поручение Владимира Путина и начал прокладку морского кабеля с опозданием более чем на год. В результате крымчане вынуждены были несколько зимних месяцев жить при свечах.

Этот эпизод стал роковым не только для жителей Крыма, но и для клана Муровых. Сотрудниками 6-й службы УСБ ФСБ было подготовлено объемное досье о бизнесе этой заслуженной семьи, которое легло на стол президента. Генерал Евгений Муров был отправлен в отставку, его сын взят в оперативную разработку, а ряд близких к ним лиц оказались в камерах следственных изоляторов.

По сведениями СМИ, сейчас подготовлены материалы для взятия под стражу топ-менеджеров ФСК ЕЭС. Как сообщают источники, значительная часть теневых схем Мурова замыкается на члена правления ФСК ЕЭС Валерия Гончарова и бизнесмена Александра Мураткина.

Гончаров - выходец из команды бывшего губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева, Мураткин - его земляк и старый приятель, фактический собственник фирмы «Ленэлектромонтаж». После назначения Андрея Мурова главой ФСК ЕЭС группа Мураткина-Гончарова, согласно публикациями СМИ, реализовала основные коррупционные схемы в сфере строительства объектов электроэнергетики. Заказчиком этих объектов выступает исключительно «ФСК ЕЭС».

Если верить журналистам, «под фактическим руководством Гончарова в ПАО «ФСК ЕЭС» сформирована устойчивая группа из числа высших должностных лиц компании, обеспечивающих финансовое, инвестиционное, банковско-контрольное сопровождение преступных схем, а также коррупционное взаимодействие с должностными лицами Министерства энергетики Российской федерации для сокрытия результатов преступной деятельности в результате проводимых проверок целевого использования бюджетных инвестиций, выделяемых ПАО «ФСК ЕЭС» в рамках инвестиционной программы».

Александр Мураткин вместе со своим сыном Максимом Мураткиным руководит фирмами «Энергостройинвестхолдинг», «Сетьстройсервис», «Инжиниринговый центр «Энерго»», «Ленэлектромонтаж» и «Рубеж-РемСрой». Компании на конкурсных условиях, сформированных Гончаровым в интересах только этих организаций, получили по подрядам более 100 млрд. рублей. Под выполнение подрядов в банках оформлялись кредиты.

Деньги ФСК ЕЭС выводились в эти фирмы через выдачу авансов, которые составляли не менее 30% от объема контракта. С учетом кредитов Мураткин и его друг Гончаров могли сразу освоить до 70% сметы. Затем структуры Мураткина по многочисленных договорам субподряда с фирмами-посредниками могли обналичить и легализовать значительную часть средств. В итоге, по данным СМИ, стоимость импортного оборудования для ФСК ЕЭС превышала цену оборудования по таможенной декларации в 2-3 раза, а в налоговые органы предъявлялся к возмещению умышленно сформированный НДС.

Валерий Гончаров отказался от документов таможенного оформления при определении цены поставки и об уплате оборудования по цене последнего посредника. Кроме того, с одобрения Андрея Мурова группой был внедрён механизм полной оплаты оборудования подрядчику только по факту поставки - без документов на передачу в собственность ФСК ЕЭС. Эта схема позволяла одновременно использовать одно и то же оборудование, уже оплаченное ФСК ЕЭС, в качестве банковского залога под кредит на покупку того же оборудования. Такой креативный подход применяли компания «Сетьсройсервис» в «Промсвязьбанке» и «Русинжиниринг» в «Инвестбанке».

После зачисления авансов фирмы Мураткина принимали у субподрядчиков часть оборудования и работ, расплачиваясь с ними не более чем на 20-30%, а затем передавали работы в счет погашения части аванса в ФСК ЕЭС. Вслед за этим Мураткин покидал руководимые им фирмы-однодневки («ИЦ Энерго», «Сетьстройсервис», «ЭСИХ»), передавая их доверенным лицам. Марионетки Мураткина начинали процедуры банкротства или ликвидации. Накануне банкротств Гончаров обеспечивал досрочное расторжение договоров со стороны ФСК ЕЭС, причем реальные объемы работ существенно занижались. Это позволяло подрядчикам-банкротам уменьшать задолженность перед субподрядчиками. Потом опять же по мнимым конкурсам Гончаров заключал с другими подрядчиками Мураткина («Ленмонтаж» и «Рубеж-РемСтрой») договоры на завершение работ по тем же объектам. В новые договоры снова включались работы, фактически уже выполненные предыдущими подрядчиками, но не принятые Гончаровым при расторжении. Освоенные деньги выводились из России через подконтрольные Мураткину офшорные компании.

Гончаров, по утверждению корреспондентов ряда изданий, мог предлагать банкирам коррупционные схемы сокрытия нанесенного ущерба в обмен на отказ от обращения в правоохранительные органы. Условия просты: ФСК ЕЭС не предъявляет иски к банкам по гарантиям, а банки не истребуют у ФСК ЕЭС заложенное у них оборудование и добиваются возврата кредитов только в рамках дела о банкротстве через реестр кредиторов.

Часть выдававших кредиты банкиров оказалось не так просто запугать - они были не только честными людьми с хорошей репутацией, но и располагали серьезным политическим влиянием. Но нашлось немало финансистов с менее ясными моральными принципами. В ходе оперативных разработок ФСБ удалось установить коррупционные связи Гончарова с высокопоставленными сотрудниками целого ряда коммерческих банков: «Зенит», «Глобэкс», «Банк Москвы», «Внешпромбанк». СМИ оценивают ущерб, нанесенный коммерческим банкам, в 6 млрд. рублей, ущерб ФСК ЕЭС может превышать 14 млрд. рублей.

Деятельность группы Мураткина-Гончарова резко активизировалась в связи с завершением прокладки Крымского энергомоста, которая велось «Ленмонтажем» и «Рубеж-РемСтроем» с применением тех же схем.

Мураткиным и Гончаровым через фирму «ИЦ Энерго» в 2014-2015 годах были выведены 500 млн рублей, перечисленных за поставку на подстанцию Томмот в Якутии корейского оборудования. Корпорацией Hyundai через МИД Республики Корея направлено заявление в МВД России о возбуждении уголовного дела, данный вопрос обсуждается на межгосударственном уровне.

Сейчас опубликована информация о том, что Мураткин и Гончаров готовятся к выезду в США, причем у Гончарова якобы имеется американские документы, недвижимость в Майями и там же - гражданская супруга с ребенком. Если побег состоится, то господин Гончаров сможет стать ценным информатором разведывательного сообщества США и одновременно держателем иностранных капиталов семьи Муровых. Ведь этот клан явно не связывает материальное будущее с Россией.

Энергомостовика Гончарова отключили от свободы

Абсолютно прогнозированное отключение уже российского Крыма от украинской энергосистемы привело к лихорадочным поискам решения проблемы энергоснабжения полуострова. Необходимость решить задачу в самые кратчайшие сроки умноженная на страстное желание посадить на немаленькие денежные потоки ‘своих’ людей привело к выбору довольно сомнительного подрядчика.

Поиск заказчиков, исполнителей и операторов довольно ‘жирного’ проекта начался сразу же после референдума. Рассматривались, в частности, кандидатуры «Российских сетей», ФСК «ЕЭС» и «Интер РАО». Благодаря авторитету тогдашнего директора Федеральной Службы Охраны генерала армии Евгения Мурова выбор пал на ФСК «ЕЭС», возглавляемое его родным сыном Андреем Муровым. В итоге президент России Владимир Путин поручил Мурову-младшему не затягивать и любой ценой дать свет в дома свежеиспеченных граждан Федерации. Напомним, что Муров-старший недавно был отправлен в отставку ‘по собственному’ после обнародования скандальной информации о коллекции элитных квартир у его супруги.

У ФСК «ЕЭС», не имеющей опыта выполнения таких работ, сразу же начались проблемы. Компания сначала попыталась нанять европейских субподрядчиков, способных выполнить поставленные задачи, но те напрочь отказались работать в зоне действия санкций. После этого ФСК «ЕЭС» обратилась к работящим китайцам. Те радостно согласились, но вскоре выбыли из игры. Злые языки утверждают, что в Поднебесной российские ‘откаты’ сочли чрезмерными.

Пока Андрей Евгеньевич Муров метался в поисках нужного субподрядчика (чтобы и проект потянул, и не жадный был) в Кремле, всё настойчивее спрашивали о сроках. Тянуть было некуда и в итоге выбрали совершенно мутные для специалистов-энергетиков структуры без опыта прокладки подобных кабелей, главной заслугой которых, скорее всего, стала сговорчивость в теневых финансовых вопросах.

С горем пополам кабель таки протянули. 2 декабря 2015 г. президент России Владимир Путин в Симферополе лично дал старт работе нового энергомоста из Кубани в Крым. Но проработал мост чуть более недели - через технические неполадки его пришлось временно отключить на ремонт. Финансовые же злоупотребления при прокладке энергомоста оказались столь значительными, что не замечать их стало невозможным. В итоге, полетели первые головы. Как стало сегодня известно, оперативниками УСБ ФСБ был задержан зампред правления «Федеральной сетевой компании Единой энергетической системы» (ФСК ЕЭС) Валерий Гончаров. По данным «Новой газеты», топ-менеджер компании подозревается в мошенничестве в особо крупном размере при строительстве энергомоста в Крым.

Оперативники задержали Валерия Гончарова в одном из столичных аэропортов при попытке вылететь за рубеж. Куда именно собирался улететь г-н Гончаров не уточняется, но можно предположить, что летел он в США. Ранее сообщалось, что у него якобы имеется американские документы и недвижимость в Майями. По месту работы Валерия Гончарова и нескольким домашним адресам произведены обыски. Владимир Путин дает старт работе нового энергомоста из Кубани в Крым.

Ранее сообщалось что фигурантом уголовного дела о крупном кредитном мошенничестве может стать Александр Мураткин, возглавляющий компанию «Ленэлектромонтаж» - подрядчика строительства энергомоста из Кубани в Крым. Бизнесмена заподозрили в мошенничестве при получении кредита в Промсвязьбанке на строительство гидроэлектростанции на реке Мтквари в Грузии и высоковольтной ЛЭП от ТЭЦ-2 во Владимирской области.

Арестованный Валерий Гончаров - выходец из команды бывшего губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева, а упомянутый выше Мураткин - его земляк и старый приятель, фактический собственник фирмы «Ленэлектромонтаж». После назначения Андрея Мурова главой ФСК ЕЭС группа Мураткина-Гончарова, согласно публикациями СМИ, реализовала основные коррупционные схемы в сфере строительства объектов электроэнергетики. Заказчиком этих объектов выступает исключительно «ФСК ЕЭС».

Как уже сообщало ИА ‘Руспрес’, Александр Мураткин вместе со своим сыном Максимом Мураткиным руководит фирмами «Энергостройинвестхолдинг», «Сетьстройсервис», «Инжиниринговый центр «Энерго»», «Ленэлектромонтаж» и «Рубеж-РемСрой». Компании на конкурсных условиях, сформированных Гончаровым в интересах только этих организаций, получили по подрядам более 100 млрд. рублей. Под выполнение подрядов в банках оформлялись кредиты.

Деньги ФСК ЕЭС выводились в эти фирмы через выдачу авансов, которые составляли не менее 30% от объема контракта. С учетом кредитов Мураткин и его друг Гончаров могли сразу освоить до 70% сметы. Затем структуры Мураткина по многочисленных договорам субподряда с фирмами-посредниками могли обналичить и легализовать значительную часть средств. В итоге, по данным СМИ, стоимость импортного оборудования для ФСК ЕЭС превышала цену оборудования по таможенной декларации в 2-3 раза, а в налоговые органы предъявлялся к возмещению умышленно сформированный НДС.

Объединение энергосистем Урала и Сибири обернулось кражей

С уходом бывшего директора ФСО Евгения Мурова с должности его семья утратила иммунитет от уголовной ответственности. Под следствием находятся ближайшие соратники клана, показаний которых вполне хватит для того, чтобы отправить опального чиновника за решетку вместе с несколькими родственниками. О Мурове-старшем многое может рассказать арестованный недавно генерал-лейтенант ФСО Геннадий Лопырев. Подробности работы его сына Андрея Мурова на посту председателя правления Федеральной сетевой компании (ФСК) ЕЭС осветил оперативникам ФСБ арестованный заместитель Мурова-младшего Валерий Гончаров.

Топ-менеджер ФСК ЕЭС обвиняется в махинациях при закупках оборудования и завышении цен на 400 млн рублей. Гончаров признал вину и сотрудничает со следствием. Учитывая, что операции такого масштаба были бы невозможными без участия Андрея Мурова, в ходе процесса вполне можно ожидать новых разоблачений.

Следователи ФСБ предъявили 53-летнему энегетику обвинение в окончательной редакции: действия Гончарова квалифицированы как злоупотребления полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ). Суть претензий и сумма ущерба остались практически неизменными с момента ареста летом прошлого года.

Сотрудники УСБ ФСБ задержали заместителя Андрея Мурова 26 августа в аэропорту, когда тот готовился вылететь за рубеж. По данным оперативников, Валерий Гончаров, ‘выполняя управленческие функции, вопреки законным интересам возглавляемого общества’ ФСК ЕЭС, совершил злоупотребление ‘в целях извлечения выгоды для себя и других лиц’, что причинило ‘существенный вред охраняемым законом интересам общества, организаций и государства’ в рамках строительства электроподстанции ‘Восход’, которая позволит объединить энергосистемы Урала и Сибири. Речь шла о контрактах с подрядчиком ФСК ЗАО ‘ИСК ‘Союз-Сети’’ (входит в холдинг «Союз» Евгения Загороднего) - деньгах, выделенных в качестве аванса по договору от 2010 года в рамках строительства ‘Восхода’ в Омской области.

Как посчитали в ФСБ, Валерий Гончаров знал, что огромные суммы используются не по назначению. Например, часть техники, которая приобреталась, вообще не была допущена к использованию в энергокомпании. Но, по версии следствия, Валерий Гончаров якобы не только не начал взыскивать с ‘Союза-Сетей’ средства, но и продолжил действовать в интересах этой коммерческой структуры. Кроме того, вскрылись факты фиктивной закупки оборудования для филиала ФСК ‘Магистральные электрические сети Сибири’, которое долго находилось в районе строительства подстанции по проекту ‘Восход’.

Условия конкурса были составлены так, что единственным участником и победителем оказалась все та же компания ‘Союз-Сети’, с которой 25 декабря 2013 года был заключен контракт на сумму 1 млрд 493 млн 999 тыс 999 рублей. По допсоглашению от августа 2014 года сумма контракта была снижена до 1 млрд 352 млн 924 тыс 669 рублей. Сотрудники ФСБ выяснили, что при поставке дорогостоящего импортного оборудования компания ‘Союз-Сети’ не предоставляла вопреки условиям заключенного договора таможенную и прочую документацию, что позволило скрыть истинную стоимость техники. В итоге оборудование, по данным следствия, было принято по стоимости, завышенной на 414 млн 540 тыс рублей. Техника, полагают в ФСБ, потом хранилась в ненадлежащих условиях, а Гончаров и Муров не могли не знать, что это приведет к ее порче и потери гарантии.

Сначала Валерий Гончаров подозревался в злоупотреблении полномочиями, повлекшем тяжкие последствия (ч. 2 ст. 201 УК РФ), за что предусмотрено до десяти лет лишения свободы. Однако обвинение предъявили лишь по относительно мягкой первой части этой же статьи, по которой ему грозит до четырех лет колонии. Фактически основным доводом для его последующего помещения в СИЗО ‘Лефортово’ стала попытка вылететь за границу перед задержанием. Куда именно собирался улететь заместитель, слишком много знающий о «черной кассе» Андрея Мурова, не уточняется. Но можно предположить, что летел он в США. Ранее сообщалось, что у Гончарова имеется американские документы и недвижимость в Майями.

В связи с признанием и раскаянием заместителя Мурова адвокаты просили перевести его под домашний арест или освободить под залог, который был готов оплатить сын обвиняемого. Защитники напоминали, что Гончаров занимал высокие посты, имеет благодарности и награды и страдает саркоидозом легких - тяжким заболеванием, которое правительством отнесено к категории препятствующих аресту. Однако следствие, ссылаясь на замначальника медчасти СИЗО ‘Лефортово’, заявило, что тяжких заболеваний у обвиняемого не выявлено.

При Андрее Мурове арестованный курировал широкий спектр вопросов, в том числе связанных с инвестпрограммами, включая строительство энергомоста в Крым. Как сообщало агентство «Руспрес», подрядчиком оказалась фирма «Ленэлектромонтаж». Возглавлял фирму старый деловой партнер Гончарова Александр Мураткин, которого ранее подозревали в мошенничестве при получении кредита в Промсвязьбанке на строительство гидроэлектростанции в Грузии. После назначения Андрея Мурова главой ФСК ЕЭС группа Мураткина-Гончарова, согласно публикациями СМИ, реализовала основные коррупционные схемы в сфере строительства объектов электроэнергетики. Из-за управленческого хаоса в ФСК ЕЭС, грандиозной коррупции и ‘откатов’, достигающих 30%, прокладка морского кабеля началась с опозданием более чем на год. В результате крымчане вынуждены были несколько зимних месяцев жить при свечах, супруга главы семьи Людмила Мурова обзавелась четырьмя элитными квартирами стоимостью в полмиллиарда, а в Кремле зрело недовольство, обернувшееся позже отставкой Мурова-старшего и арестами.

Муров стал муреной

Похоже, бывшего начальника ФСО Евгения Мурова турнули с должности за всплывшие грехи сына Андрея, руководящего федеральной сетевой компанией ЕЭС. Заигравшись в бизнес- схемы на казенных бюджетах государственной компании, Муров- младший, как пишут СМИ, в сообществе с партнерами - членом правления ФСК ЕЭС Валерием Гончаровым и бизнесменом Александром Мураткиным - не только нанес значительный финансовый ущерб стране, но и поставил под удар крымский энергетический проект. Как отмечается, «под фактическим руководством Гончарова в ПАО «ФСК ЕЭС» была сформирована устойчивая группа из числа высших должностных лиц компании, обеспечивающих финансовое, инвестиционное, банковско-контрольное сопровождение преступных схем, а также коррупционное взаимодействие с должностными лицами Министерства энергетики Российской федерации для сокрытия результатов преступной деятельности в результате проводимых проверок целевого использования бюджетных инвестиций, выделяемых ПАО «ФСК ЕЭС» в рамках инвестиционной программы».

Сообщается, что деньги ФСК ЕЭС выводились в сторонние фирмы «дружественного предпринимателя» Мураткина через выдачу авансов, которые составляли не менее 30% от объема контракта. С учетом кредитов компаньоны могли сразу освоить до 70% сметы. Затем структуры Мураткина по многочисленных договорам субподряда с фирмами-посредниками могли обналичить и легализовать значительную часть средств. В итоге, по данным СМИ, стоимость импортного оборудования для ФСК ЕЭС превышала цену оборудования по таможенной декларации в 2-3 раза, а в налоговые органы предъявлялся к возмещению незаконно сформированный НДС.

Указывается, что деятельность группы Мураткина-Гончарова резко активизировалась в связи с завершением прокладки Крымского энергомоста, которая велось «Ленмонтажем» и «Рубеж-РемСтроем» с применением тех же схем. Установлено и то, что Мураткиным и Гончаровым через фирму «ИЦ Энерго» в 2014-2015 годах были выведены 500 млн рублей, перечисленных за поставку на подстанцию Томмот в Якутии корейского оборудования. Корпорацией Hyundai через МИД Республики Корея направлено заявление в МВД России о возбуждении уголовного дела, данный вопрос обсуждается на межгосударственном уровне.

Между тем, опубликована информация о том, что Мураткин и Гончаров готовятся к выезду в США, причем у Гончарова якобы имеется американские документы, недвижимость в Майями и там же - гражданская супруга с ребенком. Если побег состоится, то господин Гончаров сможет стать ценным информатором разведывательного сообщества США.

По сведениями СМИ, сейчас подготовлены материалы для взятия под стражу топ-менеджеров ФСК ЕЭС, подозреваемых в причастности к криминальным финансовым схемам. При этом активно упоминается и фамилия председателя правления ПАО «ФСК ЕЭС» Андрея Мурова. Ставится риторический вопрос о том, мог ли Муров- младший не знать о преступной деятельности подчиненных в таком масштабе, и как это согласуется с курсом на жесткую борьбу с коррупцией, который взяло российское государство? Судя по вскрывшемуся размаху, с каким все последние годы жили Муровы (а это и особняк за миллиард, и другая роскошь, не соответствующая ни зарплатам госслужащих, ни их декларациям о доходах), это семейство было в курсе происходящего и управляло процессами.

Вопрос в другом: как мог Муров- младший, которому благодаря заслугам отца доверили ответственную и хлебную должность в энергетике, превратиться из сына- патриота в ядовитую рыбу- пиявку мурену? Конечно, это уже не первый случай перерождения наследников элиты на почве больших и незаслуженных денег. Но случай Мурова - особый , поскольку энергетические проекты его компании имели еще и яркую политическую окраску. Ведь подставившись с тем же крымским энергомостом, Муров подвел руководство страны, для которого было особенно важно в срок зажечь на полуострове лампочки и не дать повода врагам злословить о коррупции и развале в энергетической отрасли.

Козел отпущения «Россетей»

Валерия Гончарова, бывшего зампреда правления Федеральной сетевой компании «Единые энергетические системы» (ФСК ЕЭС) можно назвать специалистом по строительству коррупционных мостов между госкомпанией и фирмами-подрядчиками. Правда, для самого Валерия Гончарова возведение подобных мостов оказалось чревато последствиями. С лета прошлого года чиновник находится в СИЗО. Сейчас он в тишине тюремных стен знакомится с окончательной редакцией предъявленного ему обвинения.

Оно не изменилось с момента задержания Валерия Гончарова в аэропорту «Лефортово», откуда Гончаров пытался сбежать за границу. Махинации с закупками оборудования и завышение на него цены на сумму 400 млн. руб. В то время, когда бывший зампред ФСК ЕЭС переосмысливает принципы строительства коррупционных мостов, начальники Гончарова - председатель правления компании Андрей Муров и руководитель «Россети» Олег Бударгин - находятся до сих пор на свободе.

И это вызывает откровенное недоумение и подозрение в том, что из Валерия Гончарова просто сделали «козла отпущения». Кинули его на жертвенный следственный алтарь в угоду собственной свободе и дальнейшему благополучию. Пусть «козел» парится на нарах, а мы будем продолжать жировать на государственных харчах.

Ловля сетями «Союз-Сети»

Валерий Гончаров тоже жировал, судя по его доходам за 2013г. - 67.5 млн. руб. Однако, по видимому, ему этого было мало. И за желание сладко поесть и сладко попить пришлось заплатить своей свободой. В 2010г. при строительстве в Омской области электроподстанции «Восход» был заключен договор с подрядчиком компанией «Союз-Сети». При помощи этого коррупционного моста огромные средства использовались не по назначению. Часть приобретенного у компании «Союз-Сети» оборудования вообще не была допущена к использованию.

В итоге оно было поставлено по сильно завышенной цене, а потом еще и хранилось в ненадлежащих условиях, что могло привести к его порче и потери гарантии. Получается, что «рачительного» хозяйственника Гончарова, получившего 400 млн. руб., дальнейшая судьба оборудования даже не интересовала. Пусть себе хоть ржавеет, хоть сгниет.

Государственное добро - не личное

За свой непомерный аппетит Валерию Гончарову грозило 10 лет, однако следствие предъявило обвинение по более мягкой части статье о злоупотреблении служебным положением. И сидеть придется всего 4 года. Возможно, смягчение наказания произошло не просто так. Покровители Гончарова из «Россетей» таким образом отблагодарили своего «козла» за молчание. Тем более, что молчать было о чем.

Дремлющее око ФСК ЕЭС

Под «невидящим» оком своего руководства Валерий Гончаров успешно выводил деньги в офшоры при помощи своего давнего друга Александра Мураткина, руководителя компании «Ленэлектромонтаж». Если Гончаров отвечал за мост между ФСК ЕЭС и Мураткиным, то тот выстраивал мосты между своими многочисленными фирмами, принимающими участие и побеждающими в конкурсах ФСК ЕЭС, и офшорами. Всего предприимчивые «мостостроители» могли заработать на своих «мостах» до 100 млрд. руб.

Обычно Мураткин получал 30% аванса от ФСК ЕЭС, а потом заключал договоры не с производителями, а с посредниками, которыми были его же фирмы, связанные с офшорами. Приобретенное оборудование сразу поставлялось на площадки ФСК ЕЭС, так как Муратовские «прокладки» не обладали ресурсами на приемку оборудования. В результате, цена оборудования завышалась в 2-3 раза.

Пытались Гончаров с Мураткиным поживиться и на строительстве энергомоста Кубань - Крым. Гончаров выступал куратором этого проекта, а Мураткин - подрядчиком. Однако в феврале 2016г. разгорелся скандал. Александр Мураткин был заподозрен в мошенничестве с кредитом «Промсвязьбанка» в размере 1.4 млрд. руб., взятым на строительство ГЭС на реке Мтквари в Грузии и ЛЭП во Владимирской области.

Выделенные на Грузию 200 млн. руб. уши вместо профильного завода «Тяжмаш» на фирму друга Мураткина «Нефтепромэкология», которая не имела к гидросиловому оборудованию никакого отношения. Фактически деньги были похищены, а проект в Грузии так и не состоялся. И куда же все-таки смотрел председатель правления ФСК ЕЭС Андрей Муров? Или его все в этих схемах устраивало? Наивно же предполагать, что руководитель ничего не подозревал о художествах своего заместителя- «мостостроителя».

Проверка показала яхту

Наверное, этим же вопросом задались контролирующие органы, когда пришли проверять, по какой причине ФСК ЕЭС сорвала строительство энергомоста в Крым. Поверяя деятельность ФСК ЕЭС Счетная палата обнаружила нецелевое использование средств и завышенную стоимость оборудования. То есть, традиционные «материалы», которые для своих «мостов» использовал Валерий Гончаров.

Например, стоимость трансформаторов для подстанции «Каскадная» была завышена аж в 3 раза. Для ФСК «МЭС Юга» купили яхту, приобрели векселя банка «Россия» на 2 млрд. руб. На 29 млрд. руб. за 2010-2011гг вообще не было никакой финансовой документация. А вот вознаграждение членам правления ФСК в 2010-2013гг выросли почти в 3 раза. Оказались небедными и сами руководители компании. А кто бы сомневался?

Шикарная жизнь «Россети»

Доход Андрея Мурова за 2015г. составил почти 81 млн. руб. Из них премии - почти 52 млн. руб. Для сравнения в 2013г. доход Мурова был 68 млн. руб. Судя по росту дохода руководство ФСК ЕЭС было суперэффективным. Или эффективно поработал Валерий Гончаров? Правда, у Мурова всего один автомобиль BMW 760 Li. Зато у его жены - целых три Феррари А 149 BD, Хаммер Н2, Ланд Ровер Рендж Ровер. Плюс автоприцеп, моторная лодка и гидроцикл. И это при доходе всего в 509 тыс. руб.

Не отстают от своей «дочки» и топ- менеджеры «Россети». У ее руководителя Олега Бударгина доход в 2013г. был 86,5 млн. руб. Бударгин владеет недвижимостью во Франции - квартира и гараж. А в Москве у него и квартира, и два гаража, электромобиль, квадроцикл и снегоход. А самым богатым, как и полагается, оказался Андрей Демин, зам. Бударгина по экономике и финансам. Его доход в 2013г. был 168 млн. руб. У него 2 квартиры в Финляндии, одна в России, на супругу записаны 2 земельных участка, в собственности семьи 4 автомобиля представительского класса. Впрочем, чего тут удивляться? Сидеть на финансах и не быть богатым - это уж совсем глупым надо быть.

От Гончарова не зарекайтесь

Очередной мост Валерия Гончарова привел его в тюремную камеру. А других? Хотя с Андреем Муровым все понятно, у него папа - генерал, глава ФСО. Поэтому, наверное, и не может ничего с ним Олег Бударгин сделать. Или не хочет? При папиных то связях можно такие проверки организовать, что Бударгину не поздоровится. А вот с Валерием Гончаровым все проще. Его и прижучить можно для показухи борьбы с коррупцией. Хотя, как видно по доходам, «козел отпущения» не один капусту в «Россети» хавал.

Новый коррупционный «мостостроитель» обязательно найдется. Лакомое место - пусто не бывает. Да и очередной «козел отпущения» на всякий случай пригодится. Только вот Гончарову уже от этого - ни холодно, ни жарко. А когда же вслед за ним отправятся любители французских кварталов, престижных автомобилей и квадроциклов?

Источник: Прокурорская Правда

Полковнику никто не пишет ...

а нам пишут.

01865 524 8503